Разные тосты



Уж лучше пить вино и женщин обнимать,
Чем лицемерные поклоны отбивать.
Аллах! Ты нам грозишь, что пьяниц в ад погонишь,
Кому ж тогда в раю за чашей пировать?

Истина в в вине!
Так пусть же пенятся бокалы!

Весна гласит, что розы расцвели.
О, друг, вели, чтобы вино несли!
Не вспоминай об аде или рае,
Недостоверным слухам не внемли.

Известный русский писатель Загоскин, автор романа "Юрий Милославский", заказал себе дорожный сундук. Чего только не помещалось в нем: и платье, и книги, и принадлежности туалета, и зрительная труба, удочки, сигареты. Друзья подшучивали над ним и говорили, что в сундуке нет места для ружья, вертела и утюга.
Загоскин, поразмыслив, заказал более объемистый сундук. Однако скоро выяснилось, что новый сундук не помещается в коляску. Тогда Загоскин заказал себе новую коляску. Но когда была готова коляска, выяснилось, что писателю некуда ехать. Так выпьем же за то, чтобы у нас всегда оставался хотя бы один неизвестный маршрут!

Если совершить недостойный, позорный поступок, сколько бы потом не молился, сделанного назад не воротишь.
Человек, совершивший позорный поступок, а потом через несколько лет начавший раскаиваться, подобен тому, кто хочет погасить долг старыми деньгами.
Если ты позволил сделать злу все, что оно хотело, и выпустил его из дому на волю, нет толку бить то место, где это зло сидело.
Нет смысла запирать двери на тяжелый замок после того, как быков уже угнали.
Так выпьем же за то, чтобы наши поступки никогда не заставляли нас сожалеть о содеянном!

Выпьем за то, чтобы у нас все было, чтобы нам за это ничего не было.

Давайте сдвинем чаши эти
За то, чтоб щедрость в нас жила,
Чтоб каждый каждому на свете
Дарил лишь добрые дела.
Пусть каждый сам сочтет за счастье
Вмешаться в трудную борьбу
И добрым словом и участьем
Скрепит разбитую судьбу.
Пусть каждый будет рад отныне
Не счесть за тяжкие труды -